Nickolay.info. Стихи

Всё, приведённое ниже - это неполная и неупорядоченная подборка из моих стихов, которые удалось вспомнить. Специально я никогда ничего не записывал, хотя даже издавал :-) Стихи фривольного содержания исключены, они в разделе "Юмор". Моим основным жанром в стихотворчестве всегда было восьмистишие, оно мне кажется исчерпывающим.
См. сначала: ещё стихи, самые главные :-)

				Стансы
На таком расстоянии
Я не чувствую взгляда
При последнем прощании
Ты окажешься рядом
Твой вагон остановится
На сыром полустанке
Придорожной бессонницы
И тоски арестантской
Где два сердца встречаются
И сплетаются руки
Запасаясь молчанием
Для последней разлуки
Где печаль обозначена
Что сжимает виски
Вместо слов неистраченных
И пожатий руки
И дорога потянется
Как немая картина
Всё что в сердце останется
Нам судьба возвратила
Я разлуку не жалую
Но тебе я несу
Эту память усталую
Как в волшебном лесу
И метель беспечальная
Заметает тот лес
Белым снегом молчания
Словно пеплом небес
				1992
		* * *
Ты имя радости и власти
Начертишь на своём щите
И лица, что богов бесстрастней
Ещё прекрасней в темноте,
То сердце, что тебя любило -
Ему пришла уже пора,
Оно сгорело без усилий
В последнем пламени костра
				1992
		* * *
Слезами не высушить слёз.
Беду невозможно измерить.
А осень - как будто всерьёз.
Но осени лучше не верить.
				1998
		* * *
Перекаты зимнего грома
Отголоски трубного звука
От порога родного дома
Ты в пространство гонишь, разлука
Обернись, покидая время
Не скорбящим - до скорой встречи,
Словно плетью чужое племя
От глубокой печали лечат.
И сухое упрямство звука
Обернется стрелы упрямством...

Оказывается, при первом вспоминании этого стиха, я вспомнил несколько не то.
Случайно найденный оригинал выглядел так:

Эта улица мне знакома,
В эту дверь я входил без стука,
От порога родного дома,
Ты в пространство гонишь, разлука,
Только страсти первоначальной
Отшумели дни золотые,
Если встретились мы случайно,
То прости, что не как впервые.
И по странной прихоти сердца
Не с тобою и не в постели
А в забытых стихах из детства
Грозовые дожди зашумели.
Останется только имя
Дикой птицей во мраке
Да росчерком молнии синей
Строка на белой бумаге.

		* * *
Когда я тебя приглашаю
На женский, кошачий концерт,  
Я вечер вином завершаю,
Чтоб не было сумрачных сцен   
И в мартовском воздухе оды
Парным молоком разлиты
Вином и весной через годы     
Откликнешься в памяти ты      
И в доме не слышно свирели    
И воздух вчерашний так юн     
В часы проливного веселья     
Под возгласы мартовских лун
		* * *
Отчего, душа моя, так скучно       
Нам с тобою вечер коротать?         
Темнота легка и однозвучна -        
Нотный стан свивающая прядь.        
Ночью в белом инее скворешен        
Дышится по-птичьему слегка          
Только сон тревогою безгрешен       
Головой вплетаясь в облака          
Пережить - а чувствовать не надо    
Переждать - а верить не дано        
И любовь - случайная награда        
Но иных нам знать не суждено...       
Возвратиться в эти переливы         
Снов и песен словно в летний сад    
Где рябины дикой материнство        
И сирени свадебный наряд       
		* * *
Не всё ль равно? Придёт другой 
И грусть твоя на сердце ляжет   
Быть может, и на эту боль       
Мне память к старости укажет    
Потом, когда не станет сил,     
Припомнишь ты не как обиду -    
Всё это время я не пил          
И не терял тебя из виду         
Игрушка, девочка, свирель       
И дорогой подарок к ночи,       
Мы странную избрали цель        
И пустота нам гложет очи        
Прости, помилуй, обойди,        
Оставь на донышке бокала,       
Твоя награда впереди            
Её твоя душа искала
		* * *
			Подражание Есенину
Пой ты моя песня, звонкая прохлада,
Той, что всех чудесней, никого не надо,
Да и я останусь с сердцем опустевшим,
Где ты, моя радость, где ты, моя песня?
Только ветер свищет, да скрипит ограда,
Что же ты, родная, вечеру не рада?
Глянь, на небе звёзды, месяц моет спину,
Нам с тобой не поздно выходить до тыну,
В косы ты не к лету заплетала ленту,
Не корю тебя я за твою измену,
Я и сам к юдоли сердцем не привязан,
Только этой боли песней я обязан.
			1990
		* * *
Ночь чарует, ночь колдует,
Лунным светом ворожит,
Парень девушку целует,
В тополях луна дрожит,

Над деревнею несётся
То ли песня, то ли плач,
В быстром воздухе смеётся
Полевой пугливый грач,

Выйду только до порога
И послушаю в ночи -
То ли стелется дорога,
То ли в поле косачи

Облака скользят бесшумно,
Плоско падают дымы,
Одиноко и безумно
Лишь дыханье вечной тьмы.
		* * *
          Это, кажется, тоже был какой-то вариант предыдущего:
Я ходил бетонным лесом,
Придорожной стороной,
В поднебесье только бесы,
Кружат бесы надо мной

Ради ближнего порога
Неопознанным умрёшь,
Мысль - лунная дорога
Зацепляется за ложь

Я в тумане потерялся
И дороги не найду
Сокращает расстоянья
Путь в предутреннем бреду

Он, как водится, обманет,
Отчего горит душа,
Сердце с ножиком в кармане
Доедая не спеша

		* * *
Сонное время изменит твои черты.
Ночь нависает над миром, теряя звёзды.
Я возвращаюсь обратно, туда, где ты.
Там, где мы встретимся, может быть, слишком поздно -
Мне показалось, я был рождён на Земле,
Сладкая нежить эпохи стекла и кремня,
Годы, наверно, вернутся к своей золе,
Ухом послушным усталому эху внемля.
Те кто остался, опять припадут к снегам -
Высшая мера ясности по закону,
Кто не поэт - не падал к твоим ногам,
Не отрекался, целуя свою икону...
Трижды в небо твоё взовьётся плеть.
Трижды примет огонь любовь земная.
Мёртвому солнцу чёрной звездой гореть,
Прах пустоты из далёких глубин впивая.

		* * *

Душа поёт не высь, но глубину,
И принимает жизнь как подарок,
Я выбираю новую весну,
Где свет лампады нестерпимо ярок
Ещё полгода летней немоты,
Горячечных июльских перебранок,
Пока однажды не увидишь ты
Свет осени, пришедшей спозаранок
                                Апр.1991
		* * *
Я видел мир, но нам нельзя помочь
И кто прогонит нашей жизни сон,
Что от рожденья смерти обречён?
Гонимый светом выбирает ночь.

О правде Бога некому спросить,
Он выбрал цель и движется вперёд,
А раб докажет правоту господ
И падший клятву их произнесёт...
                                1991

		* * *
				"Трилогия" от 1998 г.
        - 1 -                       
Ни от кого не жди наград.           
Будь упомянутым - но всуе.          
Пусть в одиночестве тоскует         
Собою утомлённый ум.                
И сердцем непричастный тайнам,      
Оставь печаль, отставь стакан,      
Пятнадцатирублёвый Байрон,          
Тридцатилетний капитан...           

        - 2 -                       
Испуг оформлялся в удар             
Почти совершенный по форме.         
Бокалом вина из раздавленной плоти  
Ночь заливает сомнений пожар.       
Безумие стало угаром,               
Навязчивым маленьким чёртом.        
В разбитое сердце Икара             
Всегда попадают плевок и кинжал.    

        - 3 -                                
Выдумай себе любовь, выдумай друга.          
Выбери себе мечту, чтоб не было больно.      
Пластырем веры заклей разбитое сердце.       
Бога молчаливого услышь в груди под рубашкой.
Думай по ночам о тех, кого не увидишь.       
Нежности забытые слова повторяй для ушедших. 
Отзвуки имён в темноте проплывают, тени.     
В тумане памяти теряются черты любимой.      
		* * *
			Из "тютчевского" цикла (1992-93) - назывался он так,
                        потому что читал я в те времена Тютчева и Фета
        - 1 -                   
Я не знаю, Бог ты или случай,   
Но с тобой не стану говорить    
И за эту посланную участь       
Не хочу тебя благодарить        
Ты ли небо, внемлющее строго    
Или дух во мне и надо мной      
Или смех безжалостного Бога     
Над пустой и выжженой землёй?   
                                
        - 2 -                   
Всё полно низкой суеты          
Иль раболепного молчанья,       
И мимолетного звучанья          
Не различить среди толпы        
Случайный отклик видишь ты      
В душе танцующей стихии         
И ветра паруса пустые           
Воспламенят твои уста...        

        - 3 -                           
Я подхожу к другому краю,               
Я то смеюсь, то умираю,                 
Забыть нет времени. Я знаю,             
Что короток мой путь земной.            
И сам не знаю почему                    
Я слушаю в часы заката                  
Как сердце согревает тьму               
Души, что сожжена когда-то.             
                                        
        - 4 -                           
Вместо того, чтоб отвергнуть страдание -
Благослови укрепляющий дар,
В нем открывается небо бескрайнее,
Тёмная боль распахнется как даль.
Тихо расстанешься с жизнью ненужной -
Только ладонью виски обними
И от неё, переполненной ужасом,
Вечную смерть в утешенье прими.

        - 5 -                            
Мы две звезды во тьме небытия,
Мы два цветка в безжизненной пустыне,
Пока сердца для страсти не остыли,
Сгорая, им алмазами сиять.
Случайна, нерушима наша связь.
Бессмертна, мимолётна наша радость,
И если звездопад учил нас падать -
Мы две звезды, низвергнутые в грязь!

        - 6 -                            
Живи покойно, равнодушен
К мирской молве и пенью муз,
Одной печали будь послушен,
Приняв мучительный союз.
                             
От слова грубого и дома
Хвалы минутной не ищи.
Тебе участие знакомо -
Люби, не бойся и молчи
                             
Начало в сердце бесконечном
Родник таинственный берёт
В своем течении беспечном...
А прикоснешься - он умрёт

		- 7 -
Я повторяю не дыша,
Что всё на свете повторимо,
Когда она проходит мимо
И камнем падает душа.
Она проходит не спеша,
Всегда с другим проходит мимо,
И всё на свете повторимо
Для сердца и карандаша...

		* * *
Придут те, кто верит
И сотрут твою жизнь
С календаря
Любви
И облаков
Придут те, кто помнит
И смоют твои слова
Дождем тоски
И синей
Краской
Небес
Придёт тот, кто любит
И ответит тебе цветком
На твоё молчанье
Молча
Протянет
Меч.
			* * *
	Еще один сонет в стиле Петрарки, по "заказу" Ани М. (1991 или 92)

И с Cолнцем ты соперничать не рада -   
Не найден круг, что впору для венка,    
Когда любовь как море глубока          
В ней жизни нет - в огнях, в глубинах ада
                                       
Давно привычной жизни мне не надо      
И для того твоя рука легка,            
Чтоб страсть не умирала как строка     
Не будь тебя - и смерть мне не награда  
                                       
Но сердце ради памяти уснёт
Его игра с огнем была опасной
И преждевременно казалась ясной
                                       
Не растопить любви столетний лед -     
Умру ль когда былая страсть уйдёт,
Но сердце не останется бесстрастным
		* * *
Сантиментальный романс, также по заказу юной леди написанный)))

Всё оттого, что я тебя люблю
Твой томный взгляд порой не замечаю
По вечерам на улице встречаю
Как бы случайно выбрав этот миг;

Всё оттого, что я тебя люблю -
Я так привык; помилуй, правый Боже,
Моя любовь на смерть твою похожа,
Я так же жду, превозмогая крик.

В безумной страсти беден мой язык,
Едва ли мне признание поможет,
Но твой покой любовь не потревожит
И я забуду всё, что я постиг

Всё оттого, что я тебя люблю,
Не различая ветра, сна и боли
Я перестал играть чужие роли
И лихорадку третий год терплю,

Всё оттого, что я тебя люблю,
Признанья эти - редкая болезнь,
Для лжи и жизни лёгкий яд полезней,
А я себя убийственным гублю

И оттого, что я тебя люблю,
Слова для песен ночью выбираю
И по утрам от страха умираю
И немоты как милости молю...
				1993
		* * *
Ещё один сАнтиментальный романс по той же причине)))

Это было давно,
Но совсем не смешно,
То, что я собираюсь сказать Вам -
Я любил Вас тогда,
И цвела резеда,
И на Вас было белое платье!
Догорает свеча.
Нам придётся молчать,
Сомневаться подчас и стреляться...
Пусть захлопнулась дверь,
Я люблю Вас теперь,
Лишь в себе не могу разобраться!
				1992
		* * *
				"Петрарка"
Твоя Лаура умерла.
Она в гробу была прекрасна.
И без неё идут напрасно
Твои привычные дела.

Но мир теней не ведал зла,
И помещаясь в келье тесной,
Залогом красоты небесной
Она для смертного была.

Для пищи гимнам и слезам
Довольно сладкого обмана,
Она нема и безжеланна -
Желанья ты не ведал сам.

Не оглянуться на бегу,
От слов не спрятаться лукавых,
Лаура, ласточка и слава
Слились на тёмном берегу.

Скрываясь в немоте подмен,
Оставь заметку на конверте.
Тебе триумф любви и смерти -
Немного радости взамен.

Земля мечтаний недостойна.
Молись лишь призрачным богам.
Умей воздать хвалу врагам
И перед казнью будь спокоен.
				1992
		* * *
Город - Женщина в роскоши и нищете,
Переводит часы и включает огни,
По влечению к скорости и пустоте
Я ценю мимолётные редкие дни.

Город - Женщина с лживой улыбкой ловца,
Самка с блеском холодных и хитрых очей,
Я люблю Её хищной любовью самца,
Вожделением жарких июльских ночей.

Ты в салонах машин улетаешь стремглав,
Отражаешься в пёстром убранстве витрин,
Производишь безделки для чьих-то забав
И колючую смерть переводишь в рубли.

Снова ярмарка, церковь, вокзал и музей,
Всё места для страстей чередой без конца,
Незаметная жизнь кабинетных затей
Как вином наполняет молчаньем сердца.

Элегантные платья, балы, корабли,
Беспредметный каприз и отчаянный спор...
Я КАК БУДТО ДОМОЙ УЕЗЖАЮ С ЗЕМЛИ
И мистическим утром расстрелян в упор
				1994
			* * *
О сытом единстве забыла природа,
В любви сочетались привычные звуки
И дряхлая тень возвращённого года
Молила людей о недолгой разлуке

Я здесь, в этой давке торжественной тени,
Минувшему ход невозможен обратный,
Обласканы светом завета ступени
И ветер вчерашний бежит на попятный

А плечи за гробом становятся солью,
Малиновой сыпью чужого заката,
И Бог усмехнётся живому приволью,
Сбирая венки для невесты богатой

			* * *
Как жаль, что мы друзья, а не враги,
Сойтись в постельной битве был не случай,
Теперь смотреть в глаза мне не моги
И ревностью беспочвенной не мучай

Лишь только дай молчанья и плоды
Осенние на завтрак вместо хлеба,
Нас о незримом спрашивает небо,
А мы ему в ответ - "Небытиё"...
О ласковое слово! Не моё,
Но может быть, не ждущее ответа...
			* * *
Где он бывает и что ему снится?
Время излечит минутную блажь,
Только вот сердце не сможет молиться,
Больше не сможет, сколько ни дашь
Утро туманное, утро седое,
Юность растает, растает как дым,
Полночь холодная небо закроет,
Он не хотел умирать молодым...

			* * *
Увязли запястья в кровавых бинтах,
Я снова игрушка в жестоких руках
Всё только полёты, всё только обман -
Наркоман!
Уйти и забыться в могиле тепла,
На кончике шприца семь ангелов зла
Едва уместится...
Нет боли поверить в счастливый исход,
Пусть сильный погибнет, а слабый живёт
И в красное небо глядит сквозь туман
Наркоман.
				2000
			* * *
Я спящую её нарисовал
Овал лица и зеркала овал
Молчанье глаз, изнеможенье рук
И сердца еле различимый стук
Я спящую её изобразил
Как будто ненадолго оживил
И пусть немного отдохнет она
От неземного сладостного сна...
				1993
			* * *
Даже истина, став абсолютом,
Обернётся изнанкою ложной -
Всё ничтожно в пустом этом мире,
Пусто всё в этом мире ничтожном.
			* * *
Есть стержень духа, для небес незримый.
Земная правда сковывает нас,
Но вспыхнул небосвод неозаримый
Пока священный сумрак не погас
Пока стоит печаль его на страже,
Страна души закрыта для небес
И не вернуть таинственной пропажи,
С которой всадник призрачный исчез...
				1992
			* * *
Да, две души живут в душе моей,
Покоя нет ни днём мне и ни ночью,
Я осторожно раздвигаю прочный
Покров обид, закрывший мир теней
И вновь не успеваю разобраться -
Что там за свет мелькает вдалеке,
Как будто Солнце может испугаться
Двух линий сердца на моей руке...
				1992
			* * *
Смотрелся закат в золотое пламя луны
И чёрной свечой горела на небе ночь
Двух пожаров огни схлестнулись во мраке зимы
И третий пожар зажгли - в сердце моём.
Но седым пеплом становится ветер в горах,
В пальцах ночи сжатая, искоркой гаснет жизнь
Словно чёрный дым поднимается к небу страх
Боль живущих развеяв поверх молчаливых глыб.
				1994
			* * *
Опять сражаться и идти,
Уменьшив жизни сроки,
Я не могу перенести
Больной зимы упрёки.
Иду в свой чёрный дом
Искать сомнений новых,
Черпая рукавом
Молчанье зим свинцовых.

			* * *
За окном разлил закат
Ночи чёрное вино
Но исчерпан уж давно
Страсти золотой запас
То что будет - не про нас,
То что было - сплыть должно
По теченью чёрных дней,
По реке ночных огней...
				1995
			* * *
Когда ты умрёшь, помолись за предсмертную жажду,
За всех, кто ночами не спит и считает часы
Немного осталось, но странно, что каждая малость
Без пробы и робости тут же спешит на весы.
Когда ты умрёшь, позабудь про последнюю правду,
Что так и носил как младенца упрятав от глаз
Да будь благодарен за странную эту награду -
Попробовать быть и вернуться сюда ещё раз.
				1991
			* * *
		Надпись на коробке:

Кто б ни был ты, решившийся нарушить
Священных грёз томительный покой,
Быть может, ты поймёшь чужую душу,
Из бедности живущую строкой

Не каждый, к сожалению, достоин
Принять любви таинственный сосуд,
За пройденные тени я спокоен -
Они одно молчанье донесут
			* * *
Мистер Никто просыпается утром,
Мистер Никто выключает будильник,
Умывается, варит на кухне кофе,
Надевает рубашку, костюм и ботинки.
Лёгкий завтрак, пёстрый галстук,
Мистер Никто выходит из дома,
Мистер Никто садится в автобус,
Вокруг другие, но у него
Свои заботы - 
На работе всё то же. Дела идут,
Но так незаметно, что нужно делать
Несколько раз одно и то же,
Чтоб добиться толка.

Никто не знает, что будет дальше,
Никто не знает, что было раньше,
И мистер Никто не пытается.
Мистер Никто обедает в баре,
Мистер Никто выпивает пива,
Но не больше одной - пора на работу.
На работе 4 часа забвения и труда,
Или отдыха и забвенья. Возвращаясь,
Он заходит в 2-3 магазина,
Покупает сыр, ветчину и твОрог,
Раздевается молча, целует миссис
Никто или никого не целует.
Ужин готов, включен телевизор, тепло и уютно,
Опять хоккей или бейсбол, кружка пива, газета, сигара,
Пылесос и стиральная машина, вечер проходит незаметно,
Пора в постель, день достойно прожит, завтра все то же,
И в этом нельзя найти повода
Для человеческих суждений.

Мистер Никто не верит в Бога, как и сам Бог
И не пытается делать из этого драму без
героя. Они сродни и однажды утром встретятся
там, где продолжается служба, и кофе, и миссис,
И бейсбол, и гаванская сигара,
Но до этого нужно еще дожить,
Пока же мистер Никто засыпает, обняв
миссис Никто или подушку, видя во сне белые
листы
акаций.
				1990
			* * *
Спроси у того, кто родился калекой, существует ли Бог.
Спроси про вечность того, кто завтра умрёт.
Спроси о свете того, кто вчера ослеп.
Спроси о смысле жизни армейского старшину.
Оставь мне любовь, и я вернусь на войну.
Верни мне свободу, и я ее прокляну.
Зарой свои стрелы в тусклый морской песок.
О мгновении истины пулю спросит висок.
				1993
			* * *
Лиловая раскрыта даль,
И в ожидании рассвета
Любовь, короткая как лето,
Не разобьется как хрусталь.
Прохладной вечности минута
Пуховую накинет шаль
На плечи дня, и как ни жаль,
Уже печально почему-то...
			* * *
Несчастье - пережить свою любовь.
Теряя жар души и жизни силы,
С усмешкой хладной в зеркало могилы
Глядеться день и ночь.
Ей - потерять былую красоту,
Ему - в вине и лжи забыть утраты,
Позорно дни считая до расплаты...
Несчастье - пережить свою мечту.
			* * *
Была заря страшнее пепла,
И небо - синяя тетрадь,
В нее апрель стихи писать
Пытался, но земля ослепла.
Был миг прозрачности бездонней.
Был лик хрустальный. У меня
Застыло небо на ладони
Страницей синего огня!
			* * *
Всю ночь сегодня думал и писал -
2-3 строки, не боле и не мене,
Сухие листья времени бросал
Потерянного года перемене.
Как осени последняя пора,
Штрихи стихов стремительно-унылы
И хочется сорваться со двора
В звенящий воздух - мелкий и бескрылый.
				1991
			* * *
Я знаю, не было России
И позади, за царством тьмы,
Всё те же бесы и мессии
Смущали слабые умы.
Пройдут голодные и злые,
И грязной черни пьяный бред,
Но сквозь сомнения пустые
Я вижу, что России нет.
Настанут времена иные
Тупого, горького труда.
Ну а Россия? - Что - Россия?..
Ее не будет никогда.
Лишь там, за занавесом чёрным,
Куда дозволено смотреть,
Не приворотным - непритворным
Честнее кровь, честнее смерть.
				1991
			* * *
Эх, светла в реке водица -
Хорошо бы утопиться,
В небе морда месяца,
Да не пойти ль повеситься?
Ни веревки, ни сноровки,
Только сердце бесится...
			* * *
Утешься, юность. Скорбь твоя недолга,
Пройдут года и позабудешь ты
Умение бесчинствовать без толка -
Достоинство щемящей пустоты
И всё, чем жил мучительно и трудно
Останется туманной пеленой
Вдруг обнаружишь - шёл ты многолюдной
Тропою, а казалось - стороной
И если б даже так - к чему тревога?
От века уходящим повторять,
Что мы, мол, все привязаны к дороге,
С которой безразлично умирать
Ведь каждый, кто бессмертного закона
Из мнимого желания искал,
Увидел, что священная икона
Скрывает отвратительный оскал.
И всё бы тлен - тогда б, под грохот линий,
Сорвался в пустоту, неудержим...
Беда, что этой призрачной долине
Уже при жизни мы принадлежим.
				1992
			* * *
Когда пройдёт безумье первых лет
И силы сердца не волнуют боле,
Тогда забыв мучительный обет,
Душа запросит сладостной неволи.
Тогда тебе, поэт, дано узнать,
Что обмануть Всесильную хотел
И с горькою усмешкой проклинать
Всё лучшее, что понял и презрел.
				1992
			* * *
Не говори, что сбыться нам пора,
Не вспоминай о вере и расплате,
Пока по сердцу эта пустота,
Да нищета - зарплата на зарплате

И близко к сердцу принятая боль
Не прячется под взглядом виноватым,
В очередях за счастьем нам с тобой
Не выстоять и дня, да и не надо

Мы разрезаем ночь напополам
И наши откровенья неуклюжи
Где каждому воздастся по делам
Мы видим только мартовские лужи

Пусть я лишён таланта немоты
И низкая уверенность бескрыла,
Но за чертою смерти всё же ты
Мои глаза усталые закрыла...
			* * *
		(Кажется, сначала был иной вариант предыдущего)
Я благодарен твоему теплу 
За то что небо - близкая потеря, 
И городу, в котором я умру, 
И где скитаюсь, ничему не веря 

Пусть я лишён таланта немоты,
И низкая уверенность бескрыла, 
Но за чертою смерти всё же ты 
Мои глаза усталые закрыла... 
			* * *
Здесь музыка - прибоя доски,
А размышленья - хлеб печали,
Но только скудные наброски
В тетрадке бедной мы встречали,
Вот так в черновике природы
Весь мир, набросанный небрежно -
С его песчаным или снежным,
Печальным или неизбежным...
				1992
			* * *
Что человек? Предвидя ужас мора,
Ломая мглу и погибая сам,
Он все-таки из праха и позора
Упрёки посылает небесам.
Доколе нам черпАть по капле море
И жизнь как сирень срывать в цвету,
Считая свойством Бога только горе,
А свойством мира только нищету?
				1992
			* * *
За кораблик мой бумажный
И за терпкий жар руки
Этой тишиной и жаждой
Напоследок отомсти
Только большего не требуй
И меня благослови
Беспощадной и нелепой
И бессмысленной любви,
За неважные обиды
И продажные цветы
Ты прости меня для вида
И для памяти прости,
Видно сердце не сумело
Удержаться на плаву
По воде шагнув несмело
Я тону, а не живу...
				1992
			* * *
				Ирине
"Моя душа твоим огнём согрета"...
Но вид его порой бывает жалким -
Ты подожгла сырую сигарету
Замёрзшей на морозе зажигалкой...
				1998
			* * *
Как ты ни пой - опять запой,
И случай "редкий" -
Опять любовь, печаль и боль
И с этикеткой.
				1998
			* * *
Я не устал. Я просто нездоров.
Моя мечта - оставить этот сон,
Где каждый возглас так похож на стон,
А каждый стол - на роскошь похорон
Я словно ветром был заворожён,
Но праздный мир сомнений не оставит,
А уберёт и празднично уставит
Телами их свой пиршественный стол...
				1994
			* * *
Ты в мире словно бы в гостях,
Твоя душа любить не смела,
Рисуя мелом на доскАх
Прозрачный пар и профиль белый.
Так нас любить умеет страх -
Доверчиво и неумело,
И хрупкий лёд стекла и тела
Растает солью на костях.
				1994
			* * *
Ступая по ковру из хищных листьев,
Дружинники дежурят в подворотнях,
И голуби как маленькие волки
КружАт над трупом павшего собрата,
Здесь магазинов как и не бывало -
Кругом лишь школы хищные да дети
Воруют тишину на переменах,
Запутавшись в дыму и молоке...
Когда мясная вывеска аптеки
Меня приманит, или кинолента,
Весь город словно состоит из пепла,
И забывает делать вид, что дышит.
Тогда испуг становится прозрачным,
И мир заблудший падает на плечи,
Пока настойка капает в портфеле
На книгу сумасшедшего маркиза...
				1994
			* * *
		Осень
Высшая цель бытия - виноватость.
Прорва сочится белёсым дождем,
Словно плевками неряшливой ваты
Шифер опавшей листвой награждён.
Осень течёт как луна из-за тучи,
Мутным нагаром пропахли дома,
Кажется - кто-то немой и дремучий
Тонкие руки дождя поднимал.
Город, напившись расхлябанной грязью,
Тянется к небу ветвями берёз,
Кто тут случайный и кто настоящий
Слабую память к порогу принёс?
Ломкие ветки беспомощно зябнут,
Смешанной кровью смеются огни,
Тонкие пальцы по струнам карябнут
И задрожат отлетевшие дни...
				1994
			* * *
Всё что ты назовёшь, будет названо правильно - осень
И листва повторит за тобой, отражаясь в глазах,
Что похожие дни торопливое время уносит
В никуда, и ты знаешь, как твёрдо-беспомощен страх

Но как трудно любить! Ты другим позволяешь влюбляться
И в искусственный шёлк долговечную хворь превращать,
Потому что весной ты опять перестанешь смеяться
И отправишься дальше прозрачную осень искать

Это знаки огня на протянутой к небу ладони,
Это счёт тишины, не оплаченный банком потерь,
Но теперь нам пора оставаться на траурном троне,
В чёрном бархате неба искать нераскрытую дверь

Мы в разлуке друзья. Обращаясь к случайным приметам,
Разве имя твоя отразится в хрустальной ночи
Я к тебе возвращаюсь в холодную вечность одетым
И на пальце удачи кручу от несчастья ключи.

Научившись прощать, я ослеп для колючего чуда
И в открытые двери ко мне постучалась беда
Только имени нет для того, кто пришел ниоткуда,
И прощения нет для того, кто идёт в никуда.

Взявшись за руки, смотрим в промозглую алую тишь
И уютным покоем нам головы кутает тьма.
Будь покоен и светел, лишь в клацанье ветра услышь
Заунывную песню, что шепчут оградам дома.
			* * *
В совхозе Красная Луна
Горят неоновые волки,
Бегут порожние двуколки,
Не затихая дотемна.
Висят смешные фонари,
Дома, взобравшись на витрины,
Вдаль смотрят из-под козырька.
Когда пустеют магазины,
Рука дающего легка
И убегают облака,
Теряя в синеве вершины.
				1994
			* * *
Мы заводим часы по средам
И по пятницам молим Бога,
Засыпаем перед обедом
И не можем - перед дорогой

По ночам читаем Гомера
И смеёмся своей болезни,
Потому что полная мера
Нам, конечно, высшей полезней

Потому что время разбито
Ради стрелок на циферблате,
А небесная Афродита -
Кто родит её на зарплате?

И скитаются после полдня
Покорители царской Трои,
А мы водою фляжки наполним,
И где ни водка, там нас по трое

Одиссей вернется обратно,
И театр будет разрушен...
А на службе сегодня пятое,
И еще 2 дня до получки.
				1995
			* * *
Как тень, спешащая в долину на ночлег,
Как беглый раб, замысливший разбой -
Я одинок.
И страхом, и тоской
Мой полон век.
И всякий шум мне кажется враждебным.
В колючем небе - ни одной звезды,
Моей мечты напрасные труды
Всё живы прежним...

Мы живы тем, что мнилось нам вчера,
Но всё уносят солнце и жара,
И руки дня, дотронувшись до нас,
Ломают хрупкий лёд ночных прикрас.
				1995
			* * *
Осенний день без пьяных грёз -
Почти немыслимая схима,
У этой вечности всерьёз
Лишь то, что в ней неповторимо

Еще в судьбе ни а ни бе,
А уж мотив печальный чей-то
Нам заиграет на себе
Скелета костяная флейта

И тот, кто раньше всех умрёт,
Ещё не ведая про это,
Спешит увидеть наперёд
Безумные глаза рассвета.
				1999
			* * *
Наши души - машины военной поры,
Им знакома тоска по законам игры,
Но у каждого в сердце прицел и оскал,
Не нажал на курок, не попал - и пропал.
Мы воруем миры, убиваем дары.
Наши души - машины военной поры.
				2000
			* * *
Да, день сегодня нехорош,
Но та любовь, которой ждёшь,
Она приходит словно дождь
И кажется несчастьем,
А ты как прежде не поймёшь,
Что ложь разглядывает ложь
И на свиданье не придёшь,
Обманутый ненастьем...
				1993
			* * *
Довольно же, прельстительная блажь,
Меня на много лет смутила ты,
Смешала мне чернила и холсты,
И мути разлила в бокалы глаз.
Я верил в то, что истина проста,
А озарение бросает в дрожь -
Но в истине немотствуют уста
И сыплет искры пламенная ложь...
				2001
			* * *
Этой ночью до восхода
Мне приснилась ты сама,
Ты мне дикая свобода
И холщовая сума,
Ты мне солнце и комета,
И сгорающей на треть,
Ты дана мне как победа -
Поглядеть и умереть...
			* * *
Кружит ветер карусели,
Мир грешит, течёт вода,
Наши дни в дурном веселье
Улетают в никуда
И приятно до восхода
Пропивать свои дома -
Здравствуй, голая свобода,
Здравствуй, милая чума...
				2001
			* * *
Стих - сиреневая птица,
Чей секрет предельно прост -
Нужно только ухватиться
Настроению за хвост

Над землей летает низко,
В небесах ползёт ужом,
Кверху рифмой громоздится
Как четвёртым этажом

Проза мучает и лечит,
Стих гуляет просто так
Произволен и беспечен -
Филистёр, болтун, дурак

То ли пьянству, то ли бою -
Всем готов он отвечать
И больною головою
Тени прошлого встречать...
				2001
			* * *
Неся сквозь время высшей жизни чин,
Мы смутно ощущаем первородство
И гения незримое господство,
Мы чувствуем - причина всех причин.
Мы ясно видим, что судьба светла
И понимаем, что виновны сами,
Нас оскорбляет не господство зла,
А власть его господствовать над нами.

Я сплю во тьме, а радость лишь минута,
Меня иные сны зовут отсюда,
Главою уходя в минувший день,
Я слепну от обманчивого света,
Не парусом мелькая вдалеке,
А ласточкой последнего привета.
				2002
			* * *
Нет, не тропою, а узкой улицей
К тебе спешил я, ускоряя шаг,
Тени осторожные к окнам прильнули,
Фонари, качаясь, мерцали им в такт
Неслышно пробираясь дворами чёрными
Не думал я - опоздать, успеть,
Я хотел под оградами домов узорными
Песню свою без голоса спеть
Слуха достигая только украдкою,
Никем не услышанная, песня моя
Навевая дрёму, пугливую и сладкую,
Не разбудит тебя, сведя с ума
			* * *
Нет, я не был тобой любим,
Греясь у твоего огня,
Хорошо ли тебе с другим,
Вспоминаешь ли ты меня?
Этот в дЫмке розовый сад
Словно радуга к сентябрю
Я разлуке бываю рад
И за память благодарю,
Потому что печаль как право
Утирать искривленный рот
Осталась со мной, и слава
В ослабшей груди живет
Подойди ко мне, Галатея,
Обнажи свой игрушечный меч,
И шлея твоя, и камея,
И неправда твоя, и измена,
Перестанут с победой течь.
			* * *
Глухая тьма разбитых переулков,
Фонарь-предатель стынет на углу,
И гаснут звёзды, отражаясь в луже,
Свеченьем зыбким поглощая мглу.

Меня цепляет воздух липких взоров,
Меня сжигает лютая тоска
В глухих зелёных коридорах
Где смерти призрачный оскал,

Меня преследует ночной притихший город,
И я, сходя с ума, бегу.
Я проклят в пух и прах собачьей сворой
И чёрным утром оглянуться не могу.

			* * *
В себе как в небе - сто дорог,
На каждой заблудиться можно,
А уходить ещё не поздно,
Ещё любви не вышел срок,
Когда бы я поверить мог,
Что ты - не тёмное созданье!
Но ты - лишь лёгкое касанье
И в дЫмке оставляешь след
И обнимая нотный стан,
Клонясь изысканностью линий,
Как в легкотканой паутине
Твой облик мне наградой дан
Ты просто знала - тот, кто ждёт,
Любому верит обещанью,
Им научившись как молчанью
На берегах великих вод,
Где ты увидела воочью
Заледеневший этот мир,
Перелистав учебник ночи
Во тьме тоскующих квартир...
			* * *
Свобода нам иной дарует плен
И в золотой невольнической клетке
Среди подвижных и зеркальных стен
Не знаем мы, как жили наши предки

Как в медленной молитве и посте,
Нездешнюю гармонию услышав
На грубом кипарисовом кресте
Душа живёт и неизменно дышит...

А уходили просто, всё простив,
И за собой захлопнув в небо дверцу,
В томлении предсмертном ощутив,
Как мстит земля, отвергнутая сердцем...
			* * *
Мой стих - дитя сердечного изъяна.
Хранить больная мысль должна
Не сожаленья и обмана,
Но лишь молчанья имена.
Я оставался лишь со снами
Не понимая от начал,
Что дух - бушующее пламя,
А тело - слабая свеча.
			2002
			* * *
Сон соблазна - проснуться распятым
На проклятом снегу и опять
Рукотворное верное небо
На стеклянных ладонях поднять.
Я настигнут небесной угрозой
И бессмертие мне ни к чему
Я за мёрзлые звёздные слёзы
Твои гвозди в ладони приму.
			2002
			* * *
Вот чудо: что Господь не слышит нас,
Вопят и камни о кровавой доле,
Но он для нас спасенья не припас,
Молитвы наши канули в юдоли
Вот чудо: мир не рухнул в этот день,
Наполненный бессилием и мукой,
Растоптанная злобой добродетель
Из мглы могил не протянула руки
И начинаешь верить в долгий час,
Что это чудо неизбежно рядом,
Покуда свет последний не погас
Перед твоим уже погасшим взгядом.
			1992
			* * *
Её дела давно мертвы,
Её и словом не обидеть,
Но может, захотите вы
Иные дни во сне увидеть.
От лика тёмного зари
Ночные складывая крылья,
Слова прощенья и бессилья
Мне только эхо повторит.
			* * *
		Девятка червей
Я не знаю, какое сегодня число,
Я забыл, как меня зовут,
Я не помню, куда меня занесло
И что мы делаем тут.
В пьяной компании из разных мастей
Легко попутаться, "перо" теребя, -
И когда сели играть, на девятке червей
Я написал, что люблю тебя.
А кто-то, знающий своё ремесло
Уже достал из кармана свой нож,
И мы не помнили, какое сегодня число,
Когда на улице хлынул дождь,
И тогда я встал, и допил свой портвейн,
И сказал уже без затей,
Что любая карта на этом столе
Побивается девяткой червей.
Ты сидела у лампы в полосе огня,
И пока дождь считал этажи,
Я смотрел на тебя, а ты на меня,
И в этом не было лжи!
А под ванной возле сливного бачка
Уже спала какая-то б**дь,
И кто-то безупешно искал дурака,
Чтобы было, кого свалять,
И подпольщик Слава из колхоза "Заря"
Сказал, что отправляется спать -
Мы должны быть готовы к приходу Октября,
Если он повторится опять.
Ты сжимала в руках девятку червей
И смотрела как течет вода,
А я сидел на кресле у самых дверей
И не решался выйти туда, -
Но я понял, почему горячая кровь -
Лишь полировка брачных колец,
Потому что если это любовь,
В ней должна быть девятка сердец!
			1992
			* * *
Лучше быть невольным стократ,
Чем довольным кратностью сна.
Если не был свиньёй Сократ,
Брату краткость-сестра не нужна.
			* * *
Твои стихи - могилы декабря,
В пространство наступающему шагу
Ты следовал, а стало быть, не зря
Переводил дыханье на бумагу

Слова - поленья адского костра,
Изменчивы лишь очертанья их
И память - одиночества сестра
Не приняла свой жребий за других.
			* * *
Для сердца нет томительней надежды,
Пленительнее нету постоянства,
Чем знать, что ныне - те же, что и прежде,
Мы, дети вечности и пасынки пространства!
			* * *
Без этих дней, без мыслей о тебе
Я потерял последние надежды,
Напрасно мне советуют невежды
Опору обрести в своей судьбе -

Гармония, что вечности полней
Оставлена мгновеньям на расправу
И мы владеем жизнью своей
Как сумасшедшее владеет здравым.
			* * *
Смертным лишь внятно моленье.
Праздную лиру оставь,
Наше незримое тленье
Пленному миру представь.
Падают сладкие звуки,
Пеплом ложатся на снег,
Тщетно заламывать руки
И умышлять про побег.
Слово правдивей, чем сердце.
Призрак немой не зови.
Глухо захлпонулась дверца.
Выдохом вдох оборви.
			* * *
Есть Родина в звуках -
Почувствовать речь
И горечь разлуки
На память сберечь
Случайную встречу
Минувших давно
Дымов и наречий
Познать не дано
Я знаю, рожденье
Стиха и зерна -
Лишь звёзд совпаденье,
Лишь мук тишина.
			* * *
Уедем, чтобы вместе жить
И наполняя кровь вином
У сонных окон ворожить,
Всё время думать об одном
Мы не боимся темноты,
Когда повиснут облака,
Загадки древние храня,
И наполняясь тишиной,
Ещё увижу призрак я
Любви, танцующей со мной.
			* * *
	Поэтическая считалка
Ночь. Фонарь. Свеча. Окно -
Всё записано давно.
Одиночество, Любовь
Повторятся вновь и вновь,
Боль. Дорога. Демон. Сон -
Пустота со свех сторон,
Месяц, Звёзды и Портрет -
Ничего скучнее нет
Ветер, Море и Мечта -
Порча чистого листа.

			* * *
За слова наступает расплата
Если сказаны сердцем без Бога
Если тянется к ночи с порога
Ослеплённая светом душа
Мне хотелось всегда так немного -
Лишь тепла нездоровую малость
И в случайную ноту усталость
Мне вплетает раскаяний строки
			* * *
Я владею словами расплаты
Моё небо с овчинку за грош
Как паяц или карлик горбатый
Отреченьем сплетённая ложь

У твоей небывалой измены
Не любые слова хороши -
Полуголые полые стены 
Окружают неволю души

Не увидев надежды напрасной, 
Потеряли последнее мы,
Трёхголовую чуя опасность
Отголосками красной зимы
			* * *
За чёрным росчерком пера -
Стихов непрошеная жизнь.
Я спать ложусь не до утра
Моя до вечера пора,
Моих ночей крепчает сила,
Моё сегодня как вчера -
Ведь ночь еще не наступила.
			* * *
Из цикла "Сны Акутагавы"
* * *
Вечереет. Со звоном перо выпадает из рук.
Долгий летний закат опускает озябшие крылья.
И в дневной суете, захлебнувшись от злого бессилья,
Я счастливо и слепо вхожу в свой полУночный круг.
Созерцание света - ущерб для ослабшего зренья.
Ночь лениво зажжёт огоньки неземных деревень.
Я в мерцании свеч вспоминаю непрожитый день.
Как нелепо - мы даже любовь превращаем в каменья.
* * *
Побудь со мной. Мне нужно не спеша
Обдумать сон, чтоб продолжалось время.
И маленькая робкая душа
Опять старалась успевать за всеми.
С тобой я меньше заспешил туда,
Откуда не предвидится возврата.
И кровь за кровь как грош за грош, когда
Разлуку заменяешь на расплату.
* * *
Людское рукотворное родство -
Сегодня мы справляем Рождество.
Не нам с тобой, дружище, выбирать
Где в городе раздетом умирать.
На улицах, где тень домов слепа
Лишь праздная и мрачная толпа.
И терпкий вкус свободы мне знаком -
От лёгкой жизни веет холодком...
* * *
Вспоминаю тебя - и опять я один,
В хороводе теней я ловлю пустоту
Этих лиц и речей, обращённых ко мне,
Словно чёрное солнце я в сердце несу.
Ты такая ж теперь или стала скромней
И потупила взор, чтоб колец не носить,
И как прежде любовью своей
Убиваешь, пытаясь лечить?..
* * *
Рассеялся туман. Явилась ты.
И смысла нет в мольбе. Себе дороже
Причины в ней разыскивать, не проще ль
В ней раствориться с мыслью о тебе?
Как соль в огне, сгореть не зная света.
Как лунный луч растаять без тепла.
Куда дорога странная вела? Что дальше?
Неизбежного ответа
Нам не узнать. Чешуйчатая мгла
Летит на крыльях века.
Ночь светла.
Я умираю.
Память не согрета.
* * *
Я знаю - смысла нет в судьбе моей.
Но темнота её мне тем дороже,
Чем искренней, правдивее и строже
Моя печаль. За сумраком теней,
Летящих в ад, за серым пеплом дней,
Я разглядеть луч света был бы рад,
Но нет его. Я втайне дня ревную,
Но знаю - жизнь проживу впустую.
                                      1993-94
* * *
				1 
Есть созданья - сродни отголоскам
От неверного света спеша
На все случаи жизни обноски
Достаёт из карманов душа

И тогда уж - какое им дело?
Не из мглы прозвеневшая боль,
А с подушки бесшумно взлетела
Легкотелая серая моль

И опять упоенья неброски,
И вчерашней победе не рад,
Зажигая огонь папироски,
Опускаясь ладонями в ад...

				2
Был странный мир сродни изъяну,
С которым сжиться даже рад
И звуки сдуру или спьяну
Легко выстраивались в ряд

Когда подорвана основа
И сердце не приходит в ум -
Всё только сон, всё только слово,
Двустворчатых созвучий шум!

				3
Старения ложной ступенью
На лестнице вечной тюрьмы
Небрежно раскинутой тенью
Ты видим из собственной тьмы

И каждая вещь в удивленьи
Ревниво считает сейчас -
Насколько в ней света и тени,
Насколько прозрачно для глаз...
				1999
* * *
Великая стена любви ласкает наш след
Стаями вороньих бед клубится заря
Календарная осень приносит листья обид
Но в нынешнем саду цветет другая пора
То ли не пришло время выбирать голоса
Веруя - терять с ветром похороненных птиц
Вестница-зима, нагая от чужого тепла
Пришла к нам домой погреться пеплом страниц.
* * *
Кому удалось превратить свою жизнь в пожар?
Кому удалось превратить свою жизнь в пожар?
Джим Моррисон умер, но кажется, он был жив,
Ему удалось превратить свою жизнь в пожар.
Мы всю жизнь стоим на распутье пустых дорог
Мы всю жизнь молчим на скрещенье прямых путей,
Но Джим Моррисон умер - ему удался итог
А мы словно смотрим кино о жизни своей
Мы спим в чужих постелях и ласкаем чужих детей,
Мы ищем мечту на чердаках церквей,
Мы пьем вино и не знаем других затей,
Но мы могли бы построить город любви
Мы можем молчать, и это у нас в крови,
Мы можем кричать, когда нам дают приют
И считать удары часов, когда нас бьют,
Но мы могли бы построить город любви.
* * *
Интеллектуальный убийца с лицом мертвеца.
Девушки с лицами хищниц и совсем без лица.
Я видел слишком много - ты закрыла мои глаза.
Я видел слишком много и мне нечего больше сказать.
Ты думаешь, что мы спокойно стоим на земле,
Ты думаешь, что мы безмолвно играем в любовь,
Но я вижу - мы оба тонем в бездонной мгле,
Я чувствую небо ада в твоих словах,
Прикосновение смерти в твоих руках,
Это действует много сильней чем яд,
Ты сказала, что я всегда парю в небесах,
Но я просто давно мертвец и не помню себя.
Жестокость и смерть поднимают нас в небеса.
Наши волосы гладит дыхание пустоты.
Я всю жизнь иду туда где ты, но тебя там нет,
И случайные краски зари сотрут мой след.
* * *
Тысячу раз умирает море
И отступает, унося навеки
Пестрые россыпи жемчужных раковин,
Мертвых тюленей, рыбачьи сети
По неизвестным правилам движется мир. Играют дети,
Получая первый урок отчаяния. Исчезают никем не встреченные
Тени с берега моря. Падают их букеты 
В остывшую пену. И пахнет вербеной ночь.
Когда исчезает мир,
В нем начинает слышаться музыка вечного.
Будущее отдыхает ночью от настоящего,
И сохраняя покой можно услышать прошлое
В хриплом пении ветра и пьяном дыханьи соленого воздуха.
Галечник помнит еще норманские битвы,
Грезит уничтожением, не зная о нас,
Постигнувших всю неизбежность встречи
И кратковременность тени, сцепляющей день
И вечер.
* * *
Нам не хватило молчанья - едва ли нам хватит слов.
Этот закон суров, но в нем наша соль и совесть.
Вот так приносят домой большую любовь
И ждут, когда у нее прорежется голос.
Кончилась ночь, и нам было мало встреч
Чтобы в ладони сжимать ладонь до боли,
И смотреть, как медленная умирает речь
В круговороте вечной своей неволи.
Лестница в небо была дорогой вниз,
Память о ближнем - чужой насмешкой хищной,
Здесь было написано "истина", а я прочитал "могила"
И ты оказалась права - всё это лишнее...
* * *
Смеётся надо мной ненастоящим
Любви ненастоящая стена
Я сплю во сне, в котором сон неспящий
Тень ото сна бросает на меня
А ужас ничего не забывает -
Он мышь в чулане и рояль в кустах
Такой изысканной лишь фальшь бывает -
Я просыпаюсь с болью на устах -
"Доколе нам черпать по капле море
И жизнь как сирень срывать в цвету,
Считая свойством мира только горе,
А свойством Бога только нищету?"
	* * *
Нам пора просыпаться  - ведь только что кончился дождь,
Но цепами молотит еще по железной ограде.
Нам нельзя уходить, но остаться в себе, на эстраде,
Или просто будить по утрам своего петуха -
Перспектива плоха, потому что размыты преграды
И дождем унесло всё что раньше скрепляло стекло.
Не умея прощаться, ты к синему небу идешь,
Ну а я расставаться останусь, не в силах прощать,
Рисовать твои руки в клеенчатой школьной тетради,
И беду возвращать, и о детском  молчаньи молчать -
То, чего ты не ждёшь, оказалось молитвою ради
Тех кто первым уходит - ведь только что кончился дождь.
			* * *
Виртуальная ночь коротка,
Виртуальные спят облака,
В виртуальной ладони моей
Виртуальная Ваша рука.
Нас слепили из грёз. Мы до слёз
Виртуальные чиним обиды,
Я имею, конечно, всерьёз,
На тебя виртуальные виды.
В череде виртуальных минут
Проплывут виртуальные лица,
Я ищу виртуальный приют,
Виртуальной душе поселиться...
	* * *
Где хмельная гуляла ненависть,
Теперь вороньё живёт,
И всё, что не было сделано,
Всё равно запишется в счёт,
Но время, которое лечит,
Раньше других умрёт.
Так флаг, поднимая руку,
Словно преданный пёс,
Уносит с собой разлуку,
На которую спрос,
А чтоб достать эту суку,
Нужно строчить донос...
	* * *
Это не сцена, но в лицах
Светится ложь.
Я тебе стану молиться,
Если умрёшь.
Каждое время годится -
Знать не дано.
Каждое семя родится -
Вот же зерно.
Только заветную дверцу
Лучше не тронь.
Лёд и огонь в каждом сердце,
Лёд и огонь.
		* * *
- Какая-то денежка где-то родится,
Ну, как ты? - Да в целом неплохо.
И Богу до лоха не легче спуститься,
Чем лоху подняться до Бога.
А в клетке души, за цепями привычек,
Прибитые к телу гвоздями приличий,
Висят мои крылья, и кровоточа,
Скучает спина по кнуту палача...
			2007
		* * *
Ты помнишь, было время, 
Ты помнишь, время было -
Когда оно горело,
Когда оно любило.

Не злило право смерти,
Когда ее угрозу
Ты принимал за позу
По простоте душевной.

А помню я, бывало, 
Когда еще красиво
Казалось все от пива,
Когда душа летала
И с высоты смотрела
На собственное тело,

Когда сжималось сердце
От одного веселья
		* * *
Уцелевшие 2 сонета из венка для Ани М.:

Как дар в своем мечтании напрасном
Я встретил ту, что все сердца влечёт.
Наш бедный край - случайно ль этот год
Он солнцем освещается прекрасным?

Я знаю, ей покажется ужасным,
Как падших грех к спасению зовет,
Порой нам сладок и столетний мёд,
Но сердце лжёт своим томленьем страстным.

Сказали, был я не в своём уме,
Но я ослеп, увидев поутру,
Как солнце среди звеёд, среди подруг - тебя одну.

Ты свет в моей тюрьме
(Возможно, просто я не разберу,
Где ты, где солнце - и бреду во тьме.)
		* * *

	Где ты, где солнце?.. Я бреду во тьме,
	С отчаяньем не смешивая страсть,
	Туда, где доведется мне упасть
	И выпить смерть в отравленном вине.

	Иных теперь я песнями чарую,
	К иным устам с усмешкою прильну,
	Так ветер над пустой долиной дует,
	Мечтая о горах в своем плену.

	Мы тонем здесь. Уж берег недалече.
	Но легче вплавь, чем посуху идти,
	Чужим невзгодам подставляя плечи.

	Так избежавшим верного пути
	Неправда дарит сны. И тем вернее
	Я пробуждения просить не смею...
		* * *
Сердце содержит в себе весь огонь Земли.
Космос ее пожаром глубин объят.
Время крестом легло на плечи твои,
Чтоб счастьем казалось, если будешь распят,
Но поднимаясь к Солнцу из глубины
Сталью прозрений становятся облака
И в упоении страшном слепые сны
Бросаются в чёрные улицы свысока.

		* * *
Пусть освещает свеча открытую дверь,
Пусть мимо окон, слепнущих в свете фар,
Несутся косые отблески лунного света,
Чтобы далекую твердь превратить в пожар.

Я говорю, что вернусь, я помню цель,
И опять буду петь, я опять буду петь, ты верь.
Но путь в облака длинней, чем путь в никуда,
И я говорю "Прощай", выходя за дверь.

Дрожат руки, вцепившись намертво в руль.
Впереди стена и нигде не видно окна,
И может быть кто-то сегодня, уйдя от пуль,
Завтра утром вернется на зимнюю землю из сна.

И ты говоришь "Прощай", а в глазах - слеза,
Но я должен вернуться туда, где всегда гроза -
Унесённые ложью крылатой к далёким снам,
Мы поведаем ветру как крылья сломали нам.
			2007
		* * *
Как вороха сухих мочал
Ограбленный до нитки лес,
Бесплодной тяжестью начал,
Бесплотной зрелостью небес

Успев разрушить черепки,
Согрев ладонями песок,
Отдай течению реки
То что слепить из праха смог -

Рождённые из глины сны
И дни из трепета ресниц,
Блестящей лентой тишины
И перелистанных страниц
			2008
		* * *
Плоть времени - бумажные листы
Уносит ветер за пределы мира.
Отравленным осколком пустоты
Больное сердце грубого кумира.

Оставь глоток земли на чёрный день -
Поить из раны соками своими,
Мне от тебя досталась только тень,
В глухой ночи потерянное имя.

Нам не узнать, с какой такой черты
Пришёл огонь, и правда неизвестна.
"Где буду я, там завтра будешь ты.
Иду, чтоб приготовить тебе место."
			2008
		* * *
Прошли часы. Рассыпался песок.
День бесконечен. Вечность словно миг.
Не спрашивай, которую увлёк -
Донашивай, которую привык.

Где спросишь - там умрёшь,
Увидишь сам 
Бесплатные качели к небесам...
			2009
		* * *
			Наде
Алым парусом заката
Сердце тронуто едва,
Мне смешна твоя загадка -
Это были лишь слова

Ничего не изменилось,
Сказка кончилась сама
Или памяти приснилась
Прошлогодняя зима...
			2009
		* * *
Друг мой, ты времени не изменил,
Только отречься пытался,
От фиолетовой правды чернил
Лёгкий набросок остался

Жизнь прошла. Оглянувшись назад,
Видишь лишь копья да колья...
Старость - проснувшийся утренний ад
После хмельного застолья.
			2009
		* * *
Свет рассеяный с разбега
Тонет в поле за ручьём,
Плещет в небо, мягким снегом
Выстилая окоём

Этот снег не станет хлебом
Притаившейся весной,
Лишь истает вместе с небом
Алый отблеск ледяной

Не пробиться к водопою
И тропою для коня,
И ведёт меня к покою
Ожидания лыжня...
			2010
		* * *
В каком ещё семнадцатом году
От ожиданья требовать разлуки, 
Ты знал, что я восстану и пойду,
Разбитым ртом выталкивая звуки

Немного отдохнуть от бездны бед,
Опять себя почувствовать счастливым,
Ты врал, что это всё красивый бред,
Вот кровь, она красна, но не красива

Скажу, плюя на них, мол, вот те крест,
Сломали жизнь, а душу не убили,
Пусть не прошло трёх дней, уже воскрес,
Я был распят, но смог же пересилить

А я хотел поверить - ты не врёшь,
Открою уши, вату в них не суну,
Косноязычия сойдёт налёт
И лёд сердец сломается о струны

В ответ завоют ветра голоса,
Кромешный ад разбрызгивает серу...
И краешком идёт на небеса
Святая Русь, убитая за веру
			2010
		* * *
Не слишком точен был расчёт -
Летя сквозь годы налегке,
Вдруг человек как самолёт,
Как самолёт уйдёт в пике

Внезапность видимых причин
Раскрыла карты неспроста,
Ты в высоте летел один,
Тебя сгубила высота

Ломает крылья, корчит винт,
Ещё секунда - и земля,
Наверно, я из тех машин
Что не послушались руля,

Из шлемофона только вой,
В последний миг я вижу всех -
Смотри, уже другой конвой
Стоит на взлётной полосе,

Дрожат закрылки на ветру,
Сияет свежей краской нос,
Сегодня только я умру,
А он взлетит до самых звёзд

Что толку в небе без границ,
Я знаю - видимость закрыл
Мне караван далёких птиц
Архипелагом белых крыл

Срывая тучи с их орбит,
Прошёл он как на парусах...
Я просто стаей был разбит,
Случайной встречей в небесах
			2010
		* * *
Мы построили дом без души и любви,
Города словно язвы на теле земли,
Прикоснись и умри - призывает кумир,
На ладонях лаская разрушенный мир

Лоб земли в бесконечной коросте полей
Ожидает не воли, а доли нулей,
Отвернись, избегая прямого пути -
За изветливой тенью его не найти

На пороге небес, испытатель орбит,
Опоздавший наездник устало трубит,
Собирает как камни доверчивый люд
И в уюте кроваток простынки снуют,

И ложатся на воду от солнца круги,
До заката лаская губами пески,
Пишут кровью на стенах в последние дни
Имена, что Господь для себя сохранил
			2011
		* * *
Дороги вечной тризны
Уходят, не спеша.
Вот этот жуткий призрак
И есть твоя душа.

Откроется со скрипом
Невидимая дверь,
На полюсе различий,
Под парусом потерь.

Пока в холодном доме
Не теплится огонь,
Никто тебя не тронет,
И ты огня не тронь.

Лишь тени у болота
Мелькают по земле
Как дикая охота
В кроваво–красной мгле.
			2012
		* * *
Всё было так, а не иначе,
Как нам хотелось уберечь,
Возможно, я сейчас на даче 
Топлю галактиками печь

Жалеть о будущем не надо,
Поскольку жизнь не права,
Осиновой корой распада
Дымят осенние дрова

Прозрачной паутиной света
Завертится одно и то ж –
За выполнение завета
Считать несделанную ложь,

Успеть одуматься два раза,
Пока седой фонарь в саду
Единственным осколком глаза
Ласкает мутную звезду
			2012
		* * *
Коридорами в несчастии –
За несчётные обиды,
Небо цвета педерастии
Не потеряно из вида,

Не извольте беспокоиться,
Мы достроили тюрьму,
Кто там сзади пО два строится?
Умирать по одному

Вышли мертвецы колоннами,
Да прощения просили,
За заборами зелёными
Вся построилась Россия

Из соломы обездоленным
Расшивали сюртуки
Сукой Лениным и пламенем
Покрестили кулаки

Из–за строя не мужицкая,
Тускло лающая речь,
Матерь божия таджикская
Станет с вышки нас стеречь

Не из вида воскресения
Разбивая стену лбом,
Попроси у ней прощения,
Что родился не рабом
			2013
		* * *
Ни законов, ни понятий,
Лес народный поредел,
Кто заплатит, тот захватит,
Наступает беспредел

Благодати я не знаю,
Видел бы меня Христос 
Отступающим от края
В лес желаний и волос

Я рождён без благодати
И осенняя страна
То ли дати, то ли взяти
Крови у меня должна

Сапогами по асфальту
Аты–баты шли быки
Раскатали самопально
По лампасам языки

Постучи своим сердечком
Прямо в заповедный рай,
На заклание овечкам,
И смотри не опоздай
			2013
		* * *

По-моему, первые две строки таки из С.? :)

Бессонница крыльями машет в окне,
Не спится, не спится, не спиться бы мне,
Осенней простудой пронизан висок,
И в горло не лезет дарёный кусок,

Я новых обид от тебя не приму,
Ослепшим от света, обратно во тьму
Вернусь, где безмолвием полнится сад,
И мёртвые листья на ветках висят

Ты знал, промыслитель заблудшей души,
Все сны, что таятся в полночной тиши,
Ты знал, как молчанье сжигает дотла...
И Бог не воскрес, и звезда не взошла.
			2013
		* * *
– Помню я шёпоты или шпоры,
Трещинки как на бабло разводки,
Это не мёртвые коридоры
С холодом в сердце жизни короткой –
Так говорил во дворе далёком
Маленький мальчик, напившись водки:
– Что, если мир – не равнин раздолье,
И не к престолу Его ворота,
А купленная в магазине "Школьник"
Цветная картинка для идиота?

Это не мозг выносить в корзинке,
Не на поминках бухать превратных,
Разума сор на метлу поднимет
Её Величество Неадекватность,
Чтобы сошлись на последнем литре
Краденые края из ваты,
Все километры дорог порочных,
В лисьих петлях заводные игры
Сердец, раскиданных по подворотням.

Тусклую ложь повторяй рефреном,
Чтоб не проснулась душа до срока,
И в пустоте за каким–то хреном
Ищи жемчуга рябин с мороза.
Тень под подушкой свинцовой пулей
Придавит будущее и голос.
Эхом и градом с полей вернули 
Снег прошлогодний ребёнку в радость.
			2016
		* * *
Пусть война, потоп, болезнь,
Что угодно, но не ты,
Мне и петелька полезней,
Кто угодно, но не ты,

Незатейливой постельки
Кружевные вороха,
Это не пьянее стельки
На х*е верхом пахать,

Мне займи кусок сражений,
А ему не назначай,
От тотальных поражений
Отрекаясь невзначай
			2016
		* * *

Рейтинг@Mail.ru

вверх гостевая; E-mail